Баннер
Баннер
Баннер
Блоги на Лопасне - Культура, история, жизнь

Подошел к концу май, который принес нам столько потрясений… Порой глядя на экран телевизора, мы испытывали ужас, порой – патриотический подъем, впрочем, быстро сменившийся опасением, что наши, размножающиеся как клопы, чиновники святое дело присоединения Крыма могут свести к откатам, финансовым трубам, направленным в чьи-то карманы, и прочим знакомым нам явлениям. АРТ-КАФЕ
Опережая привычное время цветения почти на месяц, в сквере на улице Ильича развесила белые гроздья старая акация. Красиво! А запах… В мае чеховские работники культуры искали и находили красивые решения, кото­рые не уступали окружающей нас красоте – природной, а не устроенной без души, напоказ (вроде постоянно ломающихся фонтанов).
Великолепно прошел вечер в АРТ-кафе, названный «Победа, весна, музыка!» Придумала и провела его Елена Каменская. Как всегда порадовала зрителей блестящая музыкальная программа: играл ансамбль «Арт-классик» (рук. Рустам Лазимов), пела Лариса Тымчинская (интересная певица из Серпухова), выступали чеховские талантливые вокалистки Елена Короткова, Елизавета Кравцова, Елена Каменская.
Появились и новые гости – солдатики-связисты. На баяне играл Дмитрий Семин, на балалайке – Станислав Игнатьев, на аккордеоне – Владислав Клейменов. Вокалист Андрей Аркадьев, которого мы уже видели на сцене «Дружбы», удачно выступил и в литературно-музыкальной гостиной.
АРТ-кафе работает насыщенно, интересно. Подчас возникает вопрос, свидетельствующий, однако, лишь о том, что это живой, растущий организм. В чем вопрос? Как название «АРТ-кафе» состоит из двух частей, так и публика на его вечерах разделена. Кто-то ловит каждое слово и каждую ноту музыкальных программ, достаточно сложных. А кто-то хочет в «кафе» не только слушать и пить чай, но самим петь и плясать. Стоит подумать, как в следующем сезоне разделить публику по интересам, как четче обозначать в афишах, где ожидается сложная вокальная программа, а где посиделки с баяном (части публики именно они и нужны)… Или это разделение вовсе не требуется, а нужно только время, чтобы все как один сумели оценить предлагаемые музыкальные программы?
ТАЙНА МАРИИ ПЕТРОВЫХ
Надо сказать, что удивительным единодушием (сложившимся, впрочем, тоже не сразу) отличается публика, приходящая на цикл вечеров, которые ведет в литературно-музыкальной гостиной Нина Цеменко. Тут сложилось некое братство, объединенное любовью к музыке, поэзии и к самой ведущей, открывающей для своих гостей тайны культуры. Особенно поразил зрителей вечер, посвященный Марии Петровых. О ней и сегодня знают далеко не все знатоки поэзии, а для большинства ее стихи стали неожиданным открытием.
Помню, как в 70-е годы зашла в «Дом книги» на Арбате. В отделе поэзии стояла очередь: расхватывали книгу стихов Сильвы Капутикян. Большинство пристроилось к очереди за компанию, а не потому, что знали творчество армянской поэтессы или ее переводчицы Марии Петровых. И все-таки кто-то знал… Единицы, поэтическая элита.
Впервые я заинтересовалась странной судьбой поэтессы, услышав романс, сочиненный и исполненный Еленой Фроловой:
Не взыщи, мои признанья грубы,
Но они под стать моей судьбе.
У меня пересыхают губы
От одной лишь мысли о тебе…
Какое чувство! Какая открытая страсть!
На вечере этот романс пели на два голоса Нина Цеменко и Лариса Объедкова. И, как всегда, участники вечеров Цеменко сами читали стихи героини вечера – Марии Петровых. Особенно отметили удачное выступление молодого оператора Андрея Киселева, читавшего стихотворение Осипа Мандельштама, посвященное поэтессе. Обычно оператор старается вести себя так, чтобы его не замечали. Но и он невольно попал под влияние того особенного воздуха культуры, которым все мы дышим на вечерах Нины Цеменко. Так оператор стал мастером художественного слова...
***
«Она была одна из первых трех русских поэтесс двадцатого века. Ахматова, Цветаева и Мария Петровых… А кто еще? Больше вы не увидите никого. Ее значение непреложно, потому что это поэзия очень высокая, это поэзия свободного, гордого, вольного и независимого духа, и она всегда останется с людьми…» – писал о Марии Петровых Арсений Тарковский.
Вспоминая Петровых, все – в стихах и прозе – твердят о ее тайне. «В тайне вырастила стих…», – говорил Давид Самойлов. Как это – в тайне? Всю жизнь она писала «в стол», для себя, для друзей, чтобы «из души в душу». «Слишком больно я молчала…» – писала поэтесса о своей судьбе. Для случайных знакомых Петровых оставалась строгим редактором и блестящим переводчиком. О ней знали, ею восхищались, ее считали своей люди, входящие в поэтическую элиту. «Светлый гость моей жизни», – писала Ахматова о Петровых.
Единственная ее книга «Дальнее дерево» (1968), изданная при жизни, вышла в Армении. Поэтессе было 60 лет. Книга с говорящим названием не прибавила известности. Но теперь, после смерти Марии Петровых, одно издание следует за другим. Ее стихи звучат со сцены, на ее слова пишут песни.
***
В роду Марии Сергеевны Петровых были новомученики – и не один, а сразу два. Ее дядя (брат матери) – ярославский священномученик Димитрий Смирнов. Второй дядя (брат отца) – знаменитый митрополит Иосиф (в миру Иван Петровых) – духовный писатель, церковный деятель, лидер движения «иосифлянство», оставшегося в истории с его именем (он боролся с компромиссами церковной политики митрополита Сергия). За поддержку идей митрополита Иосифа были арестованы многие монахи Давидовой пустыни, серпуховские и лопасненские священники… Его самого много раз арестовывали. В конце концов, расстреляли. Митрополит канонизирован Русской православной церковью за рубежом как Иосиф Петроградский.
В характере Марии Петровых были те же свойства – стоицизм, презрение к успеху и материальному благополучию.
Этот нежный, чистый голос,
Голос ясный, как родник...
Не стремилась, не боролась,
А сияла, как ночник…
Это слова Давида Самойлова о Марии Петровых.
***
Родилась Мария Петровых 13 (26) марта 1908 года в Норском посаде Ярославской губернии, в красивом месте, где река Нора впадает в Волгу (теперь это окраина разросшегося Ярославля). Мария была младшей в большой семье директора прядильной фабрики. «Кажется, ни у кого не было такого детства… До 9-ти лет – счастье», – вспоминала М.С. Петровых. Счастье закончилось в 17-м году.
В шесть лет Мария сочинила первое стихотворение и восприняла это как чудо. В восемь –
выпустила семейный журнал «Весенняя звездочка». В пятнадцать она пришла на собрание ярославского Союза поэтов и произвела фурор. Тогда, кстати, Мария познакомилась со студентом-агрономом Петром Градницким, за которого в 1927 году (уже в Москве) вышла замуж.
В 1925 году молодая поэтесса переехала в Москву, училась на Высших литературных курсах. Закончила их уже как студентка литературного факультета МГУ. «Известны вокалисты, у которых врожденный хорошо поставленный голос. Такой хорошо поставленный поэтический голос был у Марии Петровых», – писал Арсений Тарковский, ее однокурсник.
Работала в газетах, в издательствах. С 1934 года до конца жизни занималась переводами.
С первым мужем Петром Градницким разошлась. Известно, что позже он много ей помогал. Второй раз вышла замуж за пианиста и музыкального критика Виталия Головачева, вернувшегося из ссылки. Родила дочку Арину. В 1937 году Головачева снова арестовали. Отправили в Соликамские лагеря. В 1942 году он там и умер.
Судьба за мной присматривала в оба,
Чтоб вдруг не обошла меня утрата.
Я потеряла друга, мужа, брата,
Я получала письма из-за гроба… –
писала Мария Петровых.
В годы войны и эвакуации она попала в Татарстан, в город Чистополь, где поселилось много писателей. Борис Пастернак организовал вечер стихов Марии Петровых, и слушатели были поражены ее талантом. Од­нако рукопись сборника Петровых, за издание которого ратовали и Николай Асеев, и Борис Пастернак, была в 1943 году отвергнута – за «несозвучность эпохе».
А дальше – стихи «в стол», «редакторский рентген», бесконечные переводы, дававшие возможность заработка…
***
Вспоминают, что Мария Петровых жила в комнатке, похожей на келью. В ней не было ни одной безделушки. Веяния моды на нее не влияли. Но это ничуть не мешало ей быть заметной, избранной, разбивать сердца. Она отказала умнейшим мужам своего времени Осипу Мандельштаму и Льву Гумилеву.
Мандельштам посвятил ей стихотворение, которое Ахматова называла «лучшим» в XX веке, что, на мой взгляд, несколько преувеличено.
Мастерица виноватых взоров,
Маленьких держательница плеч!
Усмирен мужской опасный норов,
Не звучит утопленница речь…
(дальше прочитаете сами…).
«НАЗВАЧЬ МНЕ СВИДАНЬЕ У СИНИХ ГЛАЗ…»
Однако жизнь непредсказуема.
– Эта нежная голубка влюбилась в танк, – говорила Нина Цеменко, под «танком» подразумевая Александра Фадеева, фаворита Сталина, партийного функционера, женатого на звезде МХАТа Ангелине Степановой. Что могло быть у него общего с Петровых? Но именно он стал большой ее любовью. Что-то видела она в этом несгибаемом ленинце… Он казался несгибаемым, но на переломе эпох жизнь Фадеева сломила. Он покончил собой.
«Назначь мне свиданье на этом свете…» – Анна Ахматова назвала стихотворение Марии Петровых, посвященное Фадееву, шедевром русской лирики.
Тропинка всё выше кружила над бездной.
Ты помнишь ли тот поцелуй поднебесный?..
Числа я не знаю, но с этого дня
Ты светом и воздухом стал для меня…
О тайнах Марии Петровых много интересного и важного рассказала своим слушателям Нина Цеменко. И читать вслух стихи Марии Петровых можно было бесконечно…

Автор: Ольга Авдеева.

 
Последнее из эфира Кометы

Итоги недели_30 сентября.
Эфир Кометы
03.10.2016

Итоги недели_23 сентября.
Эфир Кометы
24.09.2016

Итоги недели_16 сентября.
Эфир Кометы
20.09.2016

Гость в студии: Политолог С. Поляков - о выборах 2016.
Эфир Кометы
10.09.2016

Гость в студии: П. Хлюпин о чеховском традиционном беспределе.
Эфир Кометы
10.09.2016

Последние коментарии

радио "Комета"
Опрос
Какие разделы сайта вас больше всего интересуют?