Баннер
Баннер
Баннер
Блоги на Лопасне - Культура, история, жизнь

Я уверен, что сильное, развитое государство начинается именно с музея, даже не как учреждения, а как явления. В какой бы форме это ни проявлялось, будь то пантеон славы предков или маленький сельский краеведческий музей, идея в основе одна: дать понять людям, что все они – звенья одной большой цепи и равно причастны к богатейшему наследию, которым невозможно не гордиться. Сейчас происходит возврат к тому, что, как показало время, было правильным, нужным и важным для человека любого возраста.
Борис Иогансон, директор Государственного музея-заповедника Сергея Есенина в Константинове.
В 2014 году отмечается памятная дата – 300-летие музейного дела в России. Нам кажется, что музей – учреждение древнее. Но это не так. Конечно, частные собрания, коллекции существовали и раньше. Для них (например, для Оружейной палаты в Москве) даже строились отдельные здания, но общедоступными они не были. Между тем, музей появляется тогда, когда коллекцией любуется не только ее владелец и его гости, но и зритель.
Лишь в середине XVIII века появились Бри­танский музей, Лувр, Эрмитаж. Петербургская кунсткамера была открыта раньше – в 1714 году. В 1718-м вышел первый указ Петра I, повелевающий собирать и охранять диковинки и редкости. Указ этот стал первым в России законом об охране памятников. Среди музейных редкостей в Кун­сткамере (например, демонстрировались зубы, удаленные самим Петром Первым) находились и «живые экспонаты»: карлик Фома (рост 1 м 26 см) и великан Буржуа (2 м 27 см). Впрочем, в 2014 году музей был задуман, а открылся он для широкой публики через 14 лет, когда для него построили специальное здание. Вход в музей был бесплат­ным, и впускали туда «каждого желающего». Более того, поначалу посетителей угощали кофе и закусками, знатным посетителям подавали вен­герское вино. В 1741 году для Кунсткамеры был издан первый музейный каталог. Сейчас коллек­ция Кунсткамеры насчитывает более миллиона экспонатов (одна из самых больших в мире).
***
Однако же вернемся из путешествия во вре­мени в нашу чеховскую реальность. Есть в Че­хове муниципальный «Музей Памяти 1941-1945 годов». Небольшой – всего-то в нем один зал, расположенный в подвальном помещении Цен­тральной детской школы искусств. И хоть слово «подвал» может сначала напугать, но, на самом деле, наш скромный чеховский музей уютнее и душевнее многих огромных музеев-монстров, которые одними своими размерами подавят посетителя.
Елена Анатольевна Орлова, главный хранитель фондов, рассказывает, что только что приехала с музейного семинара, побывала во многих больших и богатых музеях и в очередной раз утвердилась во мнении:
– Наш музей теплее, наша экскурсия интерес­нее. Пришлось столкнуться с экскурсиями, пере­полненными сухими фактами, которые оставляют слушателя равнодушным. А у нас сложился живой рассказ, который запоминается, остается в душе наших гостей. Многое в нем идет от нашего пер­вого экскурсовода Алексея Михайловича Про­кина, а потом выкристаллизовалось в рассказе Анатолия Петровича Семенова. Может быть, не случайно, что отчество нынешнего нашего ди­ректора и мое – Анатольевичи. Мы – будто дети А.П. Семенова, от него унаследовали привычку не просто сыпать фактами, а создавать картины, воздействовать на души посетителей, взрослых и совсем юных.
Атмосфера в коллективе добрая. Показывает мне Музей памяти молодой директор Александр Анатольевич Дудин, его яркий рассказ сопрово­ждает интересными дополнениями Семенов. И понимаешь, что за каждым экспонатом стоит своя история, часто трагическая, а порой, наоборот жизнеутверждающая, рассказывающая о потря­сающей стойкости наших земляков. Анатолий Петрович Семенов – среди наших чеховских музейщиков хоть и старший (87-й годок пошел), а полной мере сохранил и память, и реакцию, и умение заинтересовать своих слушателей. Слы­шу, как заказывают по телефону экскурсии – хотят, чтобы их провел по музею именно Анатолий Петрович. Признание это заслуженное. Нравится мне рассказ Семенова – о далеких событиях го­ворит, будто вчера это произошло с ним или его близкими людьми. Память в его рассказе – живая, одухотворенная.
***
Недаром говорят, как корабль назовешь, так он и поплывет. Очень точное название – Музей Памяти. Главная задача каждого музея – хранить память. Однако никто так никогда музеи не называл. Только человек талантливый и твор­ческий мог дать музею это название. Наверное, оставил его нам Прокин? И как оно замеча­тельно прижилось! Не ценим мы то, что имеем. Много хорошего в музее уже есть (и название, и коллектив, и коллекции), но как хочется, чтобы свою замечательную экспозицию музейщики, сохранив художественное решение, найденное в свое время И.П. Шуваловым и Т.И. Петуховой, перенесли в помещение более просторное и достойное! Городу нужен краеведческий музей, на глазах уходят в небытие чудом сохранившиеся, последние свидетельства прошлого – выбрасы­ваются на помойки бесценные фотографии, до­кументы, вещи, такие не нужные в современных квартирах и способные так много рассказать о прошлом. Директор А.А. Дудин, несмотря на полное отсутствие места, все-таки собирает для будущего коллекцию краеведческую. Это совершенно правильное решение! Счет идет не на десятилетия, а на годы, еще чуть-чуть – и тогда построй хоть дворец, используй хоть все технические достижения, а краеведческий музей все равно не состоится, потому что он не может существовать без памяти, которую несет рас­творяющийся во времени, быстро исчезающий предметный мир.
Грустно, что все у нас делается по «указивке» сверху, в результате кампанейщины. Мол, везде построены «пенсионные дворцы», значит, и нам надо… А музеи создаются без «указивок», по ини­циативе, идущей снизу, когда откуда ни возьмись возникает коллекция, когда рядом с ней появля­ется образованный и активный человек. Только ведь любому энтузиасту надо помогать. А у нас? Пусть здание бывшей Третьей школы годами пу­стует, но под музей его не отдадим! Пусть лучше рухнет или сгорит, с плеч долой! Скоро в Чехове можно будет создать лишь один туристический маршрут – по утерянным памятникам. Ведь все понимают, как нужно городу Открытое культур­но-просветительское музейное пространство. И руководители Чеховского района, думаю, знают – наступил момент, когда свой муниципальный музей пора расширять! Почему же бездействуют?
***
В музейном зале, который оформлен в виде фронтовой землянки, стоит небольшая елочка, украшенная старыми игрушками. Так и было: землянки, по возможности, елками к Новому году украшали. Есть у меня письмо отца с фронта, где он об этом писал. Рассказывал, как елку постави­ли, а щели между бревнами заделать не успели, промерзли, на заре бросились землянку утеплять.
Помню, писатель Ю.Н. Сбитнев рассказывал, как впервые после революции в 1935 году разре­шили ставить для детей елки. Забыли, наверное, как это делается и не нашли ничего лучшего, как отрубить вершинку у старой ели.
Замечу, что в 1926 году праздник Нового года (за компанию с Рождеством) в СССР был запрещен. День Нового года стал рабочим (только в 1947 году Первое января вновь превратилось в праздник). Ответственные работники ходили по квартирам и проверяли, нет ли у кого запрещенных елок. Так продолжалось до 1935 года, когда в газете «Прав­да» была опубликована статья первого секретаря Киевского обкома партии Павла Постышева «Давайте организуем к Новому году детям хоро­шую елку!». Вскоре в продаже вновь появились елочные украшения. А в 1937-ом была поставлена первая советская 15-метровая елка в Колонном зале Дома Союзов, за ней – по всей стране.
Анатолий Петрович Семенов сохранил под­робные воспоминания о первой лопасненской советской елке. Жил он в Зачатье с бабушкой. На Новый 1937 год разрешили поставить елку в бальном зале Гончаровского дома. Там тогда на­ходилась школа. Собрали с родителей по рублю и велели принести из дома небольшие холстинные мешочки с надписью, кому он принадлежит. Елка была высокой, красивой. Украсили ее не только самоделками, но и игрушками, сохранившимися с царских времен. Старшеклассники устроили для младших костюмированное представление. Радовались дети елке, радовались подаркам в приготовленных мешочках. Они оказались богатыми. Тут тебе и краковская сухая колбаса, и печенье, и пряники, и яблоки.
– Это была лучшая елка в моей жизни! – гово­рил Анатолий Петрович. И не поймешь, шутит он или говорит серьезно.
***
Рассказал А.П. Семенов и о своем юношеском разочаровании. В 14 лет предложил ему знако­мый возчик подзаработать. Между Чепелевом и Чеховом шоссе закрывали щиты и плетни, чтобы дорогу не заметало. Деревья вдоль дорог здесь стали сажать позже, в послевоенные годы. Плетни пришли в негодность, их решили убрать, вот и поставили перед мальчишками задачу: колы выдергивать и собирать в кучки. За каждый кол обещали заплатить одну копейку. Всего Толя Семенов заработал полсотни рублей. К 20 июня 1941 года работу закончили.
– Ну, гульнем, – мечтали мальчики, – шоколада, мороженого купим. Планы не осуществились: в воскресение началась война. Заработанные деньги хоть и получили, но уже начала действо­вать карточная система.
С мечтами о шоколаде пришлось расстаться на много лет.
А мороженым лопасненская детвора лако­милась. Несколько лет мороженщик торговал с телеги с большими колесами. Жил он на Почто­вой, хранил свои изделия в подвале. Подробно описывал А.П. Семенов кадку со льдом, вкусное, круглое, с вафлей мороженое по 25 и по 50 копеек. Мальчишки, если была возможность, покупали два по 25 копеек. Казалось им, что так мороженого достается больше.
А после войны мороженое в самой Лопасне уже не производили. Женщина, жившая в Бо­рис-Лопасне, привозила его из Москвы. Торговля, видимо, была выгодная, потому что потом она купила машину «Москвич» – в послевоенные годы частных машин было совсем не много…
Продолжение следует...

Автор: Ольга Авдеева.

 
Последнее из эфира Кометы

Итоги недели_30 сентября.
Эфир Кометы
03.10.2016

Итоги недели_23 сентября.
Эфир Кометы
24.09.2016

Итоги недели_16 сентября.
Эфир Кометы
20.09.2016

Гость в студии: Политолог С. Поляков - о выборах 2016.
Эфир Кометы
10.09.2016

Гость в студии: П. Хлюпин о чеховском традиционном беспределе.
Эфир Кометы
10.09.2016

Последние коментарии

радио "Комета"
Опрос
Какие разделы сайта вас больше всего интересуют?