Глава Чехова проведал жительницу Чехова, которая пережила блокаду Ленинграда

Григорий Артамонов разместил большую публикацию в социальных сетях о своем визите к жительнице Чехова Елене Владимировне Петренко, которая пережила и помнит те страшные времена.

“8 сентября 1941 года началась одна из самых трагических страниц истории нашей страны – военная блокада г. Ленинград, которая длилась почти 900 дней и стала самой кровопролитной блокадой в истории человечества: от голода и обстрелов погибло свыше 641 тысячи жителей.

Перед началом рабочего дня совместно с депутатом Совета депутатом А.В. Чугаевым проведали Елену Владимировну Петренко – ей было всего 5 лет, когда немецко-фашистские войска отрезали Ленинград от всей страны с суши.

У Елены Владимировны сегодня своя памятная дата – день рождения ее мамы, Натальи Борисовны, которая в самом начале блокады осталась одна с тремя детьми. Об этой удивительной женщине, пережившей страшные годы измора, сумевшей найти в себе силы спасти и вывезти своих детей, рассказала Елена Владимировна.

«Мама была настоящей героиней. Представьте себе женщину, дочь профессора, студентку театрального института, гуляющую по набережной Невы с собачками. Она даже не знала, как приготовить кашу!

Я помню, как это началось. Мы были в Красном селе, сидели на веранде за круглым столом и пили какао, когда примчался наш папа, он был летчиком, сгреб нас и в один момент увез. А через два часа туда вошли немцы…

Отца забронировали на Кировский военный завод с круглосуточным казарменным положением, где он умер прямо у станка от истощения. Дедушка и бабушка умерли, у мамы началось воспаление легких, и на Танины плечи (старшей сестры) в 10 лет легли ежедневные заботы о нас, маленьких. Потом были долгие мучительные дни выживания, мама и Таня спасли нас с братом. Потом блокадное кольцо прорвали, и нас эвакуировали по Ладожскому озеру, привезли в Казахстан. Что могли взять ленинградцы с собой? Совсем немного, но и эти вещи у нас все украли, мы остались без ничего. Тогда маму, с медицинским образованием, взяли в детдом медсестрой, а нас – на попечение государства туда же. Но мы всегда были вместе, рядом.

А потом я заболела тифом, мама и братик Коля – дезинтерией, и нас отправила в Усть-Каменогорск в больницу, Таня осталась одна в детдоме. И вдруг мама видит сон, что умирает братик. Соседи по палате сделали из полотенец верёвку, и мама сбежала в больницу к сыну, ему годика 3 или 4 было всего, маленький.

Когда мама прибежала, он был уже при смерти, но ее боевой характер никогда не позволял сдаваться. Она подняла всех на уши, нашла профессора, осталась сама в больнице, и целых 3 месяца жила там, выхаживая ребенка. Колю смогли спасти благодарю ее действиям.

Так в Усть-Каменогорске мы все и остались, жили в подвалах, банях «по-черному» с полатями и мутными окошками из слюды. Мама работала и дворником, и официанткой. В сорокоградусный мороз шла пешком на работу в ресторан, по 12 часов носилась с подносами в накуренном зале, приходила домой и падала от усталости. Но никогда не унывала, всегда модная, гостеприимная, угощала выпечкой всех соседей.

Не могу вспомнить, чтобы она хоть раз нас ругала, и я никогда не видела ее слез. Нет! Она читала нам книги, всегда улыбалась, знала французский язык, водила на все спектакли, оперы, откуда только брала деньги на билеты! Мама всегда была с нами, замуж так не вышла, всех детей подняла, всем дала образование. Всю жизнь посвятила нам и потом внукам, никто никогда не ходил в детский сад – только с нею. А она до конца оставалась веселой и жизнерадостной.

От нее мы получили закалку, наставления учиться, быть хорошими людьми, она привила нам любовь к книгам и творчеству.

Когда я вышла замуж, переехала к мужу в Москву, потом перевезла и маму с Таней. Таня (Запонкина Татьяна Владимировна) закончила театральный в Ленинграде — сделала то, чего не смогла мама из-за войны. В Чехове она стала первой женщиной-руководителем ДК «Дружба» и известна как режиссер ряда театральных коллективов. В прошлом году Татьяны не стало из-за ковида.

Мама была в Ленинграде, прошла по этим улицам, заглянула в свою квартиру, где уже жили другие люди. На стенах все еще висели фотографии, сделанные ее отцом, но новые хозяева отказались их вернуть. Пробыла она там неделю, и после нахлынувших воспоминаний сказала, что больше никогда туда не приедет».

Героической женщине, посвятившей всю себя своим детям, сумевшей прокормить всех троих во время блокады, трудившейся в любых условиях, чтобы их вырастить, сегодня исполнилось бы 111 лет. В большой семье бережно хранится память о ней – Запонкиной Наталье Борисовне — фотографии и бесценные воспоминания…”, — говорится в тексте публикации.

Источник: администрация городского округа Чехов